Поиск по сайту

gosuslugi img

Лидия Мохова: «Говорили, блокадники 10 лет проживут, а мы до сих пор живы…»

С начала блокады прошло уже более 76 лет. Но в памяти ветеранов до сих пор свежи воспоминания о том тяжелом времени. Мне удалось пообщаться с Лидией Александровной Моховой, которая была награждена медалью за оборону Ленинграда.

Знали наперед

DSC 1149 Мы сидим в комнате. В окна льется   солнечный свет – такой редкий этой   зимой. На стенах портреты – мужа,   детей, Владимира Ульянова-Ленина,   юной девушки Лиды Моховой.

 - Мне было 14 лет, когда началась   война,   - листает страницы альбома с   пожелтевшими фотографиями моя   собеседница. – Я была обычным   подростком: жила с семьей в Павловске,   училась в школе... Немцы наступали   быстро. Война вскоре вынудила нас   переехать в Ленинград. Помню, как   стояли на перроне в ожидании эшелона и люди вокруг плакали. Рыдала и я, прижавшись к маме. Вдруг слышу:
-Что же ты девочка плачешь? – спросил незнакомый мне солдат.
-Как же не плакать - война ведь!
-Ничего, мы победим!

Причем сказал он это с такой уверенностью, будто действительно наперед знал о том, в чьих руках окажется победа.

Кольцо за дуранду

Переехав в Ленинград, Моховы ютились в десятиметровой комнатке. Воды горячей не было, хлеба давали всего 125 грамм на руки, а в феврале и вовсе у них украли все карточки. Родители Лиды приняли непростое решение – расстаться с нехитрыми фамильными драгоценностями – колечком от бабушки, которое передавалось по наследству, серьгами... На вырученные деньги покупали дуранду (жмых из семян) и варили суп.

- Еды колоссально не хватало, - вспоминает блокадница. – Я заработала дистрофию третьей группы. Когда устроилась в Железнодорожное училище при Пролетарском заводе, меня поставили на усиленное питание. Обычно мы один день учились, другой работали – ремонтировали паровозы. Но в особо тяжелое время могли и по 12 часов не покидать завода, а иногда – больше. Работать было очень сложно, условия были просто ужасными. Мороз, света или мало, или вовсе нет. В такие моменты наматывали на палку тряпки с мазутом и поджигали их. Это было нашим универсальным средством: и от холода спасало, и уже не было так темно – можно продолжать работать. Там же, в училище, подобно солдатам, нас учили стрелять и одевать противогазы.

aIeLDFHST4o

Практически всю блокаду Лидия Александровна прожила одна. Однажды отец ушел на работу и не вернулся. Она так и не узнала, где он похоронен. Сестра умерла в апреле, мама в июне. Так в 1942-ом году девочка лишилась семьи.

- Я не падала духом, не отчаивалась, - горячо заверяет меня Лидия Александровна.– Верила в победу. Да все мы верили!В нашей коммуналке, кроме меня, жили еще 6 семей. Мы делили последнее, поддерживали друг друга. Но главное, что у нас была цель – победить. Несмотря ни на что победить!

Лидия Александровна в 1944-ом году за свой тяжелый труд на заводе была награждена медалью за оборону Ленинграда.

– Мы честно работали, за славой не гнались! Вокруг холод, пустой желудок, но воля к победе была сильнее! Поэтому-то, медали так много значили для всех нас. Мы носили их с гордостью, а когда война, наконец, закончилась, еще и со слезами на глазах!

Вместо послесловия

Лидия Александровна оказалась очень сильным и неунывающим человеком. Закончив свой рассказ, она даже иронично заметила: «Все говорили, блокадники 10 лет проживут, а мы до сих пор живем».

Находясь под сильным впечатлением от нашей беседы, я шла по улице и еще долго размышляла. Все проблемы, которые волновали меня до этого стали казаться незначительными. Ведь война – самое страшное событие, которое только может произойти.

Елизавета МИРОНОВА