Поиск по сайту

vybory

gosuslugi img

Дорога длинною в жизнь: жительница Невского округа Екатерина Козлова отмечает 103-й День рождения

- В чем секрет долголетия, спрашиваешь, - мягко улыбается невысокая седовласая женщина с голубыми глазами, поправляя диванный плед. – В доброте, наверное, деточка. И в семье, которая поддерживает и любит. Ради них ведь и живу...

29 ноября жительнице Невского округа Екатерине Николаевне Козловой исполняется 103 года. Почтенный возраст, а перед такими людьми я, честно говоря, испытываю трепет.

Пальчики в шрамах

DSC 0437 Екатерина Николаевна – коренная петроградка. Родилась она в   1914-ом году. В семье была третьим ребенком из семи детей.   Отец работал шофером на заводе, мать вела домашнее   хозяйство.

  - Жили тяжело, но дружно и весело, - вспоминает женщина. –   Квартира у нас была на Петроградской стороне, всем места   хватало. А мама моя даже Ульянова-Ленина вживую видела. Но   это так, отступление (смеётся). Перед войной наш дом сгорел,   мы переехали на Ржевку. Там и встретили начало войны.

 В блокаду вся семья Козловых работала на Охтинском   пороховом заводе. Юная Катерина сначала была секретарем у   директора предприятия, а потом перешла работать в цех на   снаряжении снарядов и мин.

 - Рабочие карточки предполагали чуть больший паёк, -     объясняет. – Получала его, отдавала отцу, младшим братьям и   сёстрам... В то время каждый выживал, как мог.
 Раз в неделю работников завода посылали на Ладогу в Рахью –   развозить на саночках трупы.

 

- Ездили, - разводит руками. – Помогали Родине, чем могли. А потом нас на 2 недели закрывали на заводе. Объект ведь стратегический. Мы там дневали и ночевали. Через 14 дней на полдня отпускали домой – проведать родных и близких. Так и работали до окончания блокады.

Екатерина Николаевна показывает пальчики в шрамах и затянувшуюся на груди рваную рану – несколько раз получала производственные травмы от взрывов тротила и пороха, пять месяцев лежала в госпитале. Думали, сломается, а она выкарабкалась и встретила победный 45-ый май в родном Ленинграде.

В тот же год вышла замуж и родила единственную дочь Александру.

- У мамы с отцом как-то не сложилось, и они развелись, когда я была совсем маленькой, - рассказывает Александра Анатольевна. – Она потом так и не вышла замуж. Воспитывала меня и свою племянницу – старшая сестра мамы погибла в блокаду. Девочка заикалась от сильного испуга, когда в детский сад, в который она ходила, попал снаряд. Никто не выжил, понимаете, она одна. Её потом на большую землю отправили, а мама после войны нашла племянницу и удочерила. Так и жили вместе, дружно и весело.

Что нужно для счастья

На пенсию Екатерина Николаевна ушла в 45 лет – сказалась вредное производство.

- После работы на заводе у мамы сильно испортилась кожа, - с грустью говорит Александра Анатольевна. - У нас ребята во дворе, завидев, её кричали мне: «Смотри, мама твоя идет, вся жёлтая-жёлтая»...

Но и на пенсии, привыкшая к труду Екатерина Николаевна, работала, не покладая рук, и помогала родным воспитывать подрастающее поколение. - Мама с младшими до прошлой весны по три часа на улице с коляской гуляла, - улыбается Александра Анатольевна. – Да и сейчас помогает воспитывать, заботиться о нас. Правда, силы уже не те, да и слух подводит. Сами понимаете, возраст. А мы её просто любим и бесконечно уважаем.

На именины в доме Екатерины Николаевны соберется её большая и дружная семья – дети, племянники, 2 внука, 3 правнука и 2 праправнука. Поздравят родную, самую старшую, мудрую и главную с Днём рождения. Будут говорить комплименты и теплые слова. Впрочем, как и каждый день в этой семье.

- У меня счастливая жизнь, деточка, - мягко говорит Екатерина Николаевна. - Пенсия хорошая и родные рядом. А что нам, пожилым, ещё для счастья надо?

Галина КАРТАШОВА